Цитаты

Павлов Иван Петрович

Павлов
Иван Петрович

«Гипноз – это естественный психологический феномен, повышенная потенциальная готовность психики к приёму информации, её переработки и реализации в деятельности».

Соц. сети


Термины

Кататимия (греч. katathymeo — падать духом, унывать) — видоизменение или искажение психических процессов под влиянием сильных эмоций и аффектов. Антоним голотимии

Новости

24-09-2017
Петр Живный и Игорь Разыграев - диалог о гипнозе и психотерапии

В разделе Видеосюжеты опубликована запись беседы двух выдающихся гипнологов, учеников профессора В.Л.Райкова, Петра Живного и Игоря Разыграева. Смотрите видеосюжет

12-08-2017
Владимир Леонидович Райков

Опубликованы избранные философские материалы, научные статьи и творчество моего учителя, выдающегося гипнолога, профессора В.Л.Райкова. Раздел сайта "Владимир Леонидович Райков"
 

О гипнозе

Сознание и его границы

Куликов Л.В. Психология сознания

«Гипноз. Связь времен»

Обзор статьи Д.Виноградова «Гипноз-дело тонкое» из Медицинской газеты, выпуск №84, 1993 год.

В 1993 году в Москве во Всероссийском Центре профилактической медицины прошел Первый Международный конгресс по лечебному и творческому гипнозу и вызвал повышенное внимание как российских, так и зарубежных гипнологов, психиатров, психологов. Этот конгресс был посвящен памяти знаменитого итальянского ученого Марко Маркезана, создавшего в Милане Университет новой медицины.

Эксклюзивно о профессоре Райкове В.Л.

«Сначала я «видела» музыку в форме тонкой струны, жгута, несколько изогнутого. Этот жгут вворачивался в меня, я сама как бы оборачивалась вокруг него... я ощущала его». Нет, это не впечатления от действия ЛСД – так после сеанса творческого гипноза в 1996 году описывала свои переживания от прослушивания классической музыки одна из испытуемых Владимира Леонидовича Райкова, российского психотерапевта, ставшего, пожалуй, главным исследователем в области творческого гипноза.

В.Л.Райков. - Современное понимание функционирования сознания и неосознаваемого.

В.Л.Райков

СОЗНАНИЕ СОЗНАНИЯ
ЭМОЦИОНАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ
ВАРИАНТЫ ПСИХИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И СОЗНАНИЯ
ИСТОЧНИКИ ФОРМИРОВАНИЯ НЕОСОЗНАВАЕМЫХ ПРОЯВЛЕНИЙ

СОЗНАНИЕ СОЗНАНИЯ

      Исходя из современного понимания развития естествознания, биологии, психологии и социологии я старался подойти к пониманию сознания не только с социальной позиции, где, к сожалению, недостаточно адекватно пытались утвердить себя марксисты, а с позиции эволюционной и биологической. Более даже того, с позиции общего глобального эволюционизма, осуществляя таким образом концепцию понимания определенной закономерности в последовательном развитии Вселенной от неживой материи к живой, и через живую материю к Человеку, и через Человека к Разуму.

     Здесь, очевидно, важно осознать, что Человек Разумный при своем появлении еще только потенциальная возможность Разума, который осознал свое развитие и эволюцию, и, исходя из этого, необходимость того или иного действия в решении тех задач, которые ставит перед Разумом мироздание и ежедневное практическое существование.

     Человеческий Разум только тогда становится Разумом, когда осознает эти задачи и посильно старается их осознанно исполнить. И именно исходя из этих задач перед человеком как носителем совершенствующегося и развивающего Разума следует понимать эволюционное формирование сознания (как механизма познания мира и механизма создания искусственного интеллекта).

     Сознание есть эволюционно развивающаяся и усложняющаяся биологическая реакция организма в восприятии окружающего мира вплоть до процесса осознавания и планирования своих действий сначала инстинктивного и только невербального, а потом все более и более осознаваемого и, наконец, уже познаваемого в системе абстрактных знаков языкового вербального сознания и мышления.

     Отсюда сознание биологически несомненно может быть не только вербальным, а, например, визуальным, зрительным, слуховым (аудиальным), обонятельным. Действительно, человек не просто зрительно видит дом, небо, он немедленно осознает то, что видит. Если у него нарушены вербальные центры Вернике и Брока, как бывает при инсультах, при моторной и сенсорной афазии, то тогда человек видит предмет, но не понимает, что это такое, и не узнает его - сенсорная афазия, а когда видит и понимает, а не может сказать - моторная афазия. Итак, чтобы что-то воспринять, надо осознать, что воспринимаешь, или знать, что это, ну, а если что-то знакомое, то будет сигнал, что что-то незнакомое, и надо его исследовать.

     Кроме того, существует еще и сознание невербальное, профессиональное, например, у музыкантов, шахматистов и т.д., у которых в этом случае есть свой сформировавшийся профессиональный язык. Ошибочно эти профессиональные функции трактуются исключительно как мышление (шахматное, музыкальное) ?! А сознание, видимо, считается при этом, что у них только вербальное. Конечно, это невозможно. Как можно, играя в шахматы, использовать вербальное сознание и не иметь сознания шахматного или, имея возможность шахматного мышления также шахматным сознанием не обладать.

     Значит, если у Вас только вербальное сознание и мышление, а нет сознания шахматного, и нет шахматного знания особенностей игры, нет языка шахмат, то, простите, ни шахматное мышление, ни игра в шахматы будут невозможны.

     Можно, очевидно, говорить и об эмоциональном сознании, которое также унаследовано человеком от животных, и которое также является компонентом невербального сознания, имеющим возможность "оценивать" окружающую ситуацию, мотивировать определенное действие, окрашивать его осуществление и определять его интенсивность. У животных и у человека эмоциональное сознание человека - генетическое, инстинктивное и запрограммированное. Но у человека оно еще может формироваться в процессе его индивидуального развития.

     Эмоциональное сознание присутствует в живом существе и в человеке всегда. И любое поведение и действие включает в себя его функциональное влияние. Но оно не проявляется всегда ярко и определенно - как и когда обычно принято его замечать. Оно для нас неосознаваемо, латентно, оно как бы скрыто. И только когда зрительное, аудиальное или вербальное сознание дают ему пищу для своего выявления, как я назвал "эмоционального осознавания", тогда происходит его яркое проявление (взрыв радости при виде знакомого и близкого человека или страх, когда кто-то выкрикнул слова опасности и т.д.). Как мне представляется, главное значение эмоционального сознания связано с творчеством, а также с состоянием психического и психофизиологического здоровья.

ЭМОЦИОНАЛЬНОЕ СОЗНАНИЕ

     Схематично процессы нашего психического функционирования мне представляются в следующем виде.

     Сознание - это обобщенное интегрированное усвоение действительности и ее контроль над этим процессом данным индивидом в связи с присущим ему аппаратом психофизиологического восприятия окружающего. Оно осуществляется посредством данными ему органами чувств и генетического, наследственного программирования, а также посредством благоприобретенного опыта и конкретной воспринимаемой и обрабатываемой информацией данного момента.

     Сознание вербальное - это анализ той же действительности, которая нас окружает и контролирует наше тело, которую мы видим, слышим, осязаем, но с помощью вербальной символики языка и языкового логического оперирования этой символикой, которой мы обучаемся вторично.

     Мышление - это процесс оперирования имеющейся у нас, и присущей нам биологически, и обученной, и усвоенной нами формой сознания. Мышление - это динамическое (диалектическое) функционирование психического реагирования с помощью тех возможностей анализа действительности, которыми располагает индивид в связи с его иерархическим положением на ступени биоэволюции, уровнем достижений его индивидуального развития и уровнем его обученности вербальному сознанию, если это человек.

     Итак, сознание - это восприятие анализа и усвоение действительности; мышление - это оперирование этим усвоенным.

     В марксистской философии было принято считать, что сознание человека формируется исключительно в трудовом коллективе и является результатом трудовой деятельности. Очевидно, что это не совсем так. В определении мышления в свое время в отечественной советской философии считалось, что "орудием" его является язык, а также другие системы знаков математических, конкретно-образных, например, в искусстве). Тогда, однако, следует согласиться, что если язык математических, музыкальных, пространственно-образных знаков существует как адекватная форма психического отражения, то с необходимой достоверностью следует признать, что процесс отражения и усвоения этих знаков есть символическое выражение действительности, но не в словесных, а в других знаках. Но если математические и физические символы можно с определенной условностью рассматривать как некую форму математического логического отражения знаковой действительности, то музыку или, например, абстрактную живопись (где только набор световых пятен) необходимо соотносить с эмоциональной способностью символического психического отражения и оперирования, т.е. происходит как бы парадоксальное явление, имеет место управляемое планирование и мышление эмоциями как внутренними ощущениями и выражениями, допустим, в музыке, в знаковой системе музыкальных нот или в абстрактной живописи.

     Но если все это так, и существует математическое мышление, пространственно-образное мышление (живописно-графическое), музыкальное мышление, то должно существовать и основание для этого процесса, т.е. пространственно-образное (живописное) сознание, музыкальное сознание, математическое сознание, шахматное сознание и др.

     Таким образом, в рамках поставленных задач математического, пространственного, образного (живописного), музыкального мышления мы ставим задачу, решаем ее и осознаем процесс решения. И осознание происходит не на словесно-вербальном уровне, а именно на уровне того процесса, в котором осуществлялось мышление. Итак, здесь осуществляется расширение рамок понятия сознания не только как словесно-вербального логического оперирования. Человеческое сознание, сохраняя за собой потенциальную возможность такого словесного оперирования и усвоения символической действительности, естественно, может функционировать и функционирует на уровне НЕВЕРБАЛЬНОМ.

     Сейчас мне представляется важным обратить внимание на процесс оперирования тем, что является искусством, музыкой, живописью, литературой, театром, архитектурой. Обратим внимание на музыку и абстрактную живопись. Здесь имеет место своя особая эстетическая направленность сознания и мышления, и даже восприятия, когда из окружающего вычленяется эмоционально приятное гармоническое начало, в каждом конкретном случае имеющее свой язык символов искусства. Но самое главное, что это язык не символического отражения действительности (как в математике, где через формулы отражаются логические закономерности), здесь язык и мышление базируются на эмоции, т.е. в музыке (имеется ввиду классическая музыка) отражается эмоциональный строй нашего существования.

     Таким образом, очевидно, правомерно говорить о мышлении на уровне эмоций, об эмоциональном переживании как мышлении и об эмоциональном сознании как основании такого мышления.

     Действительно, возьмем, например, всем известную фортепианную пьесу "Элиза" Бетховена. Ведь после ее прослушивания не возникает и не может возникнуть реального, конкретного образа. Здесь есть только эмоциональное отношение композитора (Бетховена) к этой, по-видимому, совершенно очаровательной девушке. Только отношение! Но какое! Живое отношение к человеку в качестве величайшего эпизода истории искусства.

     Таким образом, во время творческого процесса сочинения музыки, используя различную комбинацию нот, композитор "моделирует" свои эмоциональные переживания в качестве невербального эмоционального мышления, в качестве эмоционального сознания. Такой же процесс имеет место и при созидании абстрактной живописи.

     Но если, однако, мы возьмем литературу, театр, архитектуру и даже фигуративную живопись, то и здесь, помимо какой-то конкретной иллюстрации, содержательной информации, в значительной степени фигурирует именно эмоциональное отношение к этому (и художника, который это создал, и зрителя).

     Ученых всегда интересовал и интересует вопрос, где и когда возникает или начинает возникать то, что классифицируется в качестве человеческого сознания, на каком уровне эволюции возникают первые элементы такого рода. Видимо, наиболее интересным в этом направлении следует считать именно тест на возможность усвоения высшими животными человеческого языка. Кошки, собаки, свиньи, лошади и обезьяны усваивают определенное количество знаков человеческого языка (кто-то больше, кто-то меньше). Но никто из них не может оперировать этими атрибутами человеческого сознания. Лишь один вид обезьян - шимпанзе - оказался в незначительной степени способен на это. Более того, только шимпанзе, единственное из животных существо, которое может узнать себя в зеркале. Но является ли это фактом самосознания? Совершенно очевидно, что да!

     С классической позиции это не является актом самосознания, так как обезьяна воспринимает себя не на уровне вербально-символического сознания. И если полагать, что наше сознание (а стало быть и самосознание) определяет себя только на уровне вербальном, то тогда такое вычленение и узнавание в зеркале не является самосознанием. Я на это могу сказать так: здесь есть акт самосознания, но на уровне невербального сознания, на уровне пространственного образного мышления, на уровне тактильного ощущения себя и т.д.

     Итак, самое основное отличие животного от человека заключается не в способности обладать вербальным сознанием, а в способности им оперировать и его применять в качестве вербального мышления. И чем цивилизованнее человек и человеческое общество, тем более сложно и дифференцировано его сознание, а мышление чисто вербальное.

     Введение в научную практику понятия творческого сознания, сознания невербального, а особенно эмоционального вызвала у некоторых ученых определенные, неконкретные и четко не сформулированные возражения, смысл которых сводился к тому, что эмоциональная программа человека - генетическая и врожденная, и что эмоциональные проявления не что иное, как определенная реакция на реальный или воображаемый образ, сформированный в нашей психике.

И это совершенно справедливо.

     Все наиболее примитивные эмоции генетически передаются нам еще от животных, но также генетически передаются и от рода человеческого и от наших непосредственных предков и родителей.

     Кроме того, эмоциональные реакции усваиваются человеком и в зависимости от его индивидуальных переживаний, и в процессе его онтогенетического опыта.

     Накапливаемый онтогенетический опыт индивидуальных ситуаций человеческого переживания и различных ситуаций приобретения и накапливания эмоционального багажа, безусловно, являются его интегративным опытом обобщенного эмоционального реагирования. 

     В этом случае мы можем говорить, что эмоциональное реагирование человека на определенную жизненную ситуацию, или какой-то реальный образ, или образ воображаемый, есть результат суммирования его наследственных генетических форм, так сказать, эмоциональной информации плюс усвоенных форм опыта индивидуального реагирования данного человека, связанного с усвоением искусства, с общением с родителями, учителями, известными людьми, являющимися для данной личности определенным идеалом (кумиром), с состоянием общего духовного подъема, например, влюбленности и т.д.

     Таким образом, эта суммарная интегративная эмоциональная реакция, вырабатываемая в процессе приобретения и усвоения тех эмоциональных переживаний, которые имели место в течение жизни человека, возникавшими в связи с разными ситуациями. Конечно, можно говорить об интегративном эмоциональном опыте, о воспитании вкуса и т.д. Все это правильно, но выражается все именно в доминировании эмоционального представительства, эмоционального реагирования, эмоционального состояния. Эмоциональное состояние может быть гневливым, радостным, счастливым, творческим, вдохновляющим и т.д. Градация здесь достаточно большая - от эмоциональных переживаний, влияющих на всю человеческую жизнь, и до обыденных ежедневных эмоциональных переживаний обычного человека. То есть мы можем говорить о некоем неосознаваемом и осознаваемом эмоциональном образе чего-то обобщенно хорошего, величественного и прекрасного и также об обобщенном образе чего-то плохого, отвратительного и страшного. Но так или иначе это связано с эмоционально потенцированной информацией, усвоенной и закодированной мозгом. И когда человек занимается композиторской или исполнительской деятельностью или любыми другими видами искусства, он всегда соотносится, контролируется и определяется в своем творчестве именно зависимостью от этого эмоционального уровня своих имеющихся эмоциональных возможностей.

     "Мыслить эмоциями нельзя, - сказал мне И.П. Меркулов. - Можно мыслить образами, которые сопровождаются эмоциями". Попробуем проанализировать это подробнее. Мышление обычно осуществляется с помощью слов, образов, музыкальных нот, звуков музыки и других систем знаков. Это одна из общепринятых и наиболее частых форм человеческой психической деятельности. Но ведь эмоции могут и предварять нашу деятельность, являясь некоторой предварительной оценивающей "рекогносцировкой", дающей человеку возможность определиться как действовать и как оценивать (окрашивать) свою деятельность. Это как бы дополнительная форма знания (т.е. эмоционального знания), которая говорит, как надо действовать и как эмоционально "окрашивать" действие положительным, отрицательным или сверх положительным отношением.

     Я полагаю, что с человеческим индивидуальным опытом многочисленных оценок различных ситуаций своего существования у него складываются, вырабатываются (суммируясь, конечно, совместно с наследственными генетическими данными) определенные паттерны эмоционально оценочных реакций, например, общая эмоционально положительная и общая эмоционально отрицательная.

     Таким образом, оценивая ту или иную ситуацию своего восприятия или действия, человек будет руководствоваться не только и не столько памятью реакции на какой-то образ, а скорее, именно воспроизведением интегративной памяти на что-то хорошее или плохое, выраженное не в образе, а в ощущении и эмоциональном переживании, эмоциональной реакции. И если это так, то моделируя (сознательно) различные сложные комбинации таких ощущений, человек может моделировать и воспроизводить всю гамму своего эмоционального багажа. И соответственно выражать это любыми формами доступного ему языка.

     Это не исключает того, что сказал мне И.П. Меркулов, а по-новому раскрывает задачу. То есть человек может идти не только от образа или знакового мышления к эмоциям, но и от эмоции к ее знаковому выражению.

     Итак, эмоциональное сознание - это отдельная психофизиологическая структура, образующаяся в связи с накоплением эмоциональной информации в течение жизни, определяющая наше поведение и действие, предваряющая его, оценивающая его результат и награждающая за достижение. Процесс развития и формирования этого сознания осуществляется сначала в рамках онтогенеза в связи с индивидуальным опытом человека и в рамках вербального и образного сознания, а потом начинает функционировать самостоятельно и автономно. (Ну, конечно, оно базируется и на генетическом уровне.)

     Эмоциональное сознание существует в человеке, как у высших животных, постоянно в латентном состоянии, или лучше в невыявляемом состоянии, в редуцированном "свернутом" неосознаваемом виде. Но при соответствующем изменении ситуации, где эмоции должны выявится, проявить себя (эмоционально "осознаться"), они проявляют себя с должной интенсивностью, которая диктуется ситуацией, которая оценивается невербальным сознанием и самим эмоциональным сознанием.

     Итак, эмоциональное сознание сопровождает психическую функцию человека, вернее, является ее частью и при должной необходимости проявляет себя как аналог функции вербального сознания, "переводящий" зрительное, слуховое или обонятельное восприятие через сознание невербальное в словесную вербальную логику языка. То есть проявляется, выявляется и через свою иллюстрацию как бы осознается демонстрация эмоционального сознания в качестве переживания как выявленное чувство радости, счастья, любви, гнева, раздражения, страха, ненависти и т.д., и эмоциональное переживание - его манифестация как эмоциональное осознавание эмоционального сознания.

     И именно так понимается функция невербального эмоционального сознания и его, так называемое, "сопровождение" в человеческой жизни.

ВАРИАНТЫ ПСИХИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ И СОЗНАНИЯ

     В человеке, очевидно, существует несколько вариантов, паттернов психической деятельности и сознания, некоторые из них имеют свойственные лишь им психофизиологические механизмы. Эти варианты могут выглядеть следующим образом:

1. Биологические (психофизиологические) функции:

- инстинктивно-генетические;
- невербальные (зрительная, интуитивная, поведенческая).

2. Вербальное речевое сознание.

3. Творческое сознание:

- вербальное;
- невербальное (интуитивное, зрительное, аудиальное).

4. Социальное сознание:

- проекция собственного "я" в условиях взаимоотношений в коллективе, и особенно в трудовом коллективе;
- коллективное, групповое сознание множества людей во взаимосвязи (например, во время коллективного отдыха и т.д.).

5. Состояние измененного сознания:

- гипноз;
- cон.

 6. Сознание созидающее, формирующее,  имеющее возможность базироваться на  любом из указанных вариантов,  объединять несколько из них или даже все.

ИСТОЧНИКИ ФОРМИРОВАНИЯ НЕОСОЗНАВАЕМЫХ ПРОЯВЛЕНИЙ

     Мы предлагаем определять неосознаваемое как группу психических, психофизиологических и психосоматических явлений, воздействующим на психику и несущих ту или иную информацию. Это воздействие осуществляется не непосредственно, а как бы минуя обычное восприятие, и процесс осознания этого воздействия происходит опосредованно и неосознанно.

     Итак, согласно нашей точке зрения, воздействие на уровне неосознаваемого есть определенное информативное воздействие, минующее прямой контроль при получении этой информации фиксирующим это сознанием. Возможность получения информации сознанием осуществляется как бы неким неизвестным, необычным для человека путем, как бы из неизвестного источника, как бы "само собой". В этих случаях восприятие раздражителя иногда может настолько сильно трансформироваться, что выход в сознание будет весьма отдаленно напоминать объективный эффект первичного воздействия, или восприятия оного на уровне сознания.

     К подобным явлениям психики мы относим любое психологическое и физиологическое воздействие, которое, будучи неосознаваемым, психофизиологически так или иначе функционирует в организме; будучи воспринято вне контроля сознания, оно в некоторых случаях может определенным образом "выводиться" в сознание через какое-то время, иногда и в искаженном виде. Например, в случае особой важности для организма: сильных болях в сердце, животе и т.д.

     В связи с особенностями источников формирования такого воздействия и условиями получения такой информации мы предлагаем свою классификацию неосознаваемых проявлений психики. Ее особенности обусловливаются анализом неосознаваемого воздействия на психику в связи с источником формирования этого воздействия, а также анализом потенциальных резервов управляемости в мобилизации психической активности (именно в связи с управлением эффектами неосознаваемого).

Указанные источники формирования неосознаваемых проявлений могут быть разделены на следующие группы:

  1. психические;

  2. физиологические;

  3. психосоматические;

  4. физические;

  5. комплексные;

  6. состояние естественного измененного сознания (сон и гипноз);

  7. врожденные инстинкты;

  8. воспринятое и забытое;

  9. субсенсорный источник.

Rambler's Top100 Психология 100