Цитаты

Подобно хирургу, который добирается до внутреннего органа и меняет условия его работы, опытный гипнотизер-терапевт может проникнуть в нашу психику и помочь нам изменить самый важный «орган» – наше подсознание.
Майкл Талбот

Термины

Раптус (лат. raptus — захватывать, резко двигаться) — неистовое возбуждение, внезапно прерывающее депрессивную заторможенность или ступор и сопровождающееся витальной тревогой, растерянностью, предчувствием надвигающейся катастрофы, суицидальными попытками.

Новости

24-09-2017
Петр Живный и Игорь Разыграев - диалог о гипнозе и психотерапии

В разделе Видеосюжеты опубликована запись беседы двух выдающихся гипнологов, учеников профессора В.Л.Райкова, Петра Живного и Игоря Разыграева. Смотрите видеосюжет

О гипнозе

Сознание и его границы

Куликов Л.В. Психология сознания

«Гипноз. Связь времен»

Обзор статьи Д.Виноградова «Гипноз-дело тонкое» из Медицинской газеты, выпуск №84, 1993 год.

В 1993 году в Москве во Всероссийском Центре профилактической медицины прошел Первый Международный конгресс по лечебному и творческому гипнозу и вызвал повышенное внимание как российских, так и зарубежных гипнологов, психиатров, психологов. Этот конгресс был посвящен памяти знаменитого итальянского ученого Марко Маркезана, создавшего в Милане Университет новой медицины.

Эксклюзивно о профессоре Райкове В.Л.

«Сначала я «видела» музыку в форме тонкой струны, жгута, несколько изогнутого. Этот жгут вворачивался в меня, я сама как бы оборачивалась вокруг него... я ощущала его». Нет, это не впечатления от действия ЛСД – так после сеанса творческого гипноза в 1996 году описывала свои переживания от прослушивания классической музыки одна из испытуемых Владимира Леонидовича Райкова, российского психотерапевта, ставшего, пожалуй, главным исследователем в области творческого гипноза.

Иван Петрович Павлов

Павлов Иван Петрович

Павлов
Иван Петрович

«Гипноз – это естественный психологический феномен, повышенная потенциальная готовность психики к приёму информации, её переработки и реализации в деятельности».


Краткая биография

Павлов Иван Петрович родился в городе Рязани в 1849 году в семье священнослужителя. В 1860 году в возрасте 11 лет Павлов поступил в церковное приходское училище, а после его окончания - в духовную семинарию, но на последнем курсе под влиянием эволюционных идей Дарвина и материалистических воззрений на мозг и психику И.М. Сеченова, Павлов уехал из Рязани в Петербург и в 1870 г. поступил в Университет на естественное отделение физико-математического факультета. После окончания университета в 1875 году Павлов поступил на 3 курс Медико-Хирургической Академии (в настоящее время это Российская Военно-Медицинская Академия Санкт-Петербурга), которую закончил в 1879 году с золотой медалью и начал работать в физиологической лаборатории клиники С.П. Боткина , проводя исследования по физиологии кровообращения.

В 1890 году И.П. Павлов был избран профессором кафедры фармакологии Военно-медицинской академии, а в 1895 году - кафедры физиологии, где проработал до 1925 года.

В 1890 году произошло открытие Императорского Института экспериментальной медицины, созданного на базе Пастеровской станции (при материальной поддержке известного мецената - принца Александра Петровича Ольденбургского). 46 лет жизни и деятельности академика И.П. Павлова были неразрывно связаны с Институтом экспериментальной медицины, где он возглавил отдел физиологии и бессменно руководил им со времени создания Института (1890) и вплоть до своей кончины (1936).

Основное внимание И.П. Павлов сконцентрировал на изучении проблем физиологии пищеварения.

В первые годы Советской власти, когда наша страна переживала голод и разруху, В. И. Ленин издал специальное постановление, свидетельствующее об исключительно теплом, заботливом отношении большевистской партии и советского правительства к И. П. Павлову и его работе. В постановлении отмечались "исключительные научные заслуги академика И. П. Павлова, имеющие огромное значение для трудящихся всего мира"; специальной комиссии во главе с Л. М. Горьким поручалось "в кратчайший срок создать наиболее благоприятные условия для обеспечения научной работы академика Павлова и его сотрудников"; соответствующим государственным организациям предлагалось "отпечатать роскошным изданием заготовленный академиком Павловым научный труд", "предоставить Павлову и его жене специальный паек". В короткий срок были созданы наилучшие условия для научных исследований великого ученого. В Институте экспериментальной медицины была закончена постройка "башни молчания". К 75-летию И. П. Павлова физиологическая лаборатория Академии наук была реорганизована в Физиологический институт Академии наук СССР (ныне носящий имя Павлова), а к его 80-летию в Колтушах (под Ленинградом) начал работать специальный научный институт-городок, единственное в мире научное учреждение такого рода, прозванный "столицей условных рефлексов". Осуществилась и давняя мечта Павлова об органической связи между теорией и практикой: при его институтах образовались клиники нервных и психических заболеваний. Все руководимые им научные учреждения были оснащены новейшим оборудованием. В десятки раз выросло число постоянных научных и научно-технических сотрудников. Кроме обычных, крупных бюджетных средств, ученому ежемесячно отпускались значительные суммы для расходования по личному усмотрению. Началось регулярное издание научных трудов лаборатории Павлова.

"Хочется долго жить,- говорил Павлов,- потому что небывало расцветают мои лаборатории. Советская власть дала миллионы на мои научные работы, на строительство лабораторий. Хочу верить, что меры поощрения работников физиологии, а я все же остаюсь физиологом, достигнут цели, и моя наука особенно расцветет на родной почве".

Гениальному натуралисту шел 87-й год, когда прервалась его жизнь. Смерть Павлова явилась полной неожиданностью для всех. Несмотря на преклонный возраст, он был физически очень крепок, горел кипучей энергией, неослабно творил, с энтузиазмом строил планы дальнейших работ II, конечно, меньше всего думал о смерти. В письме к И. М. Майскому (послу СССР в Англии) в октябре 1935, спустя несколько месяцев после заболевания гриппом с осложнениями, Павлов писал: "Проклятый грипп! Сбил-таки мою уверенность дожить до ста лет. До сих пop остается хвост от него, хотя до сих пор я не допускаю изменений в распределении и размере моих занятий."

По свидетельству Серафимы Васильевны, ученый, начиная с 1925 года после очередного заболевания воспалением легких перестал носить зимнее пальто и ходил всю зиму в осеннем. И, действительно, после этого простуды надолго прекратились. В 1935 он вновь простудился и заболел воспалением легких. По своему обыкновению Павлов и на этот раз обратился к врачам не сразу, болезнь приняла весьма опасный характер; потребовались чрезмерные усилия, чтобы спасти жизнь ученого. После болезни он поправился настолько, что поехал в Англию, руководил организацией и проведением XV Международного конгресса физиологов, посетил родную Рязань и повидал после длительной разлуки дорогие сердцу места, родных и сверстников. Однако здоровье Ивана Петровича уже было не таким, как прежде: он имел нездоровый вид, быстро уставал и чувствовал себя неважно. Тяжелым ударом для Павлова оказались болезнь и быстрая смерть его младшего сына Всеволода. Как пишет Серафима Васильевна, после этого несчастья у Ивана Петровича стали отекать ноги. В ответ на ее беспокойство по этому поводу Павлов лишь посмеивался и говорил: "Это тебе надо беречь свое плохое сердце, а мое сердце работает молодцом. Ты не думай, я хочу жить подольше, побольше и слежу за своим здоровьем. Меня часто осматривают в лаборатории и находят, что мой организм до сих пор работает, как у молодого человека". А между тем общая слабость его организма усиливалась.

22 февраля 1936 года во время очередной поездки в научный городок Колтуши, любимую "столицу условных рефлексов", Иван Петрович вновь простудился и заболел воспалением легких. Опытный ленинградский врач М. М. Бок в первый же день болезни установил наличие воспаления крупных и средних бронхиальных путей. Вскоре на лечение Павлова были мобилизованы крупные медицинские силы страны: ленинградский профессор М. К. Черноруцкий и известный московский терапевт Д. Д. Плетнев. До ночи с 25 на 26 февраля ход болезни Павлова не вызывал особой тревоги, были даже какие-то признаки улучшения состояния здоровья. Однако эту ночь он провел неспокойно, пульс больного участился, начало развиваться двустороннее воспаление легких, охватившее целиком нижние доли обоих легких, появились икота и экстрасистолы. Частота пульса неуклонно росла. Иван Петрович находился в полусознательном состоянии. Вызванный на консультацию известный невропатолог М. П. Никитин не обнаружил изменений со стороны деятельности нервной системы. К вечеру 26 февраля врачи констатировали дальнейшее распространение пневмонии, падение температуры, ослабление сердечной деятельности. Около 22 часов Павлов впал в состояние коллапса, из которого врачи вывели его с большим трудом. Повторный коллапс в 2 часа 45 минут 27 февраля оказался роковым.

При современных эффективных лекарственных средствах - антибиотиках и сульфамидных препаратах, наверное, удалось бы вылечить ученого. Тогдашние же средства борьбы с воспалением легких, примененные к тому же не сразу после начала заболевания, оказались бессильными спасти столь дорогую всему человечеству жизнь И. П. Павлова. 27 февраля она погасла навеки.

"Сам Иван Петрович,- вспоминала Серафима Васильевна,- не ожидал такого быстрого конца. Он все эти дни шутил с внучками и весело разговаривал с окружающими". Павлов мечтал, а иногда и говорил своим сотрудникам, что будет жить не меньше ста лет, причем лишь в последние годы жизни оставит лаборатории, чтобы написать мемуары о виденном на своем долгом жизненном пути.

Незадолго до смерти Иван Петрович начал беспокоиться в связи с тем, что порой забывает нужные слова и произносит другие, совершает некоторые движения непроизвольно. Проницательный ум гениального исследователя блеснул в последний раз: "Позвольте, но ведь это кора, это кора, это отек коры!" -произносил он возбужденно. Вскрытие подтвердило правильность и этой, увы, последней догадки ученого о мозге - наличие отека коры его же собственного могучего мозга. Кстати, при этом также выяснилось, что сосуды мозга Павлова почти не были задеты склерозом.

Смерть И. П. Павлова явилась большим горем не только советского народа, по всего прогрессивного человечества. Не стало большого человека и великого ученого, создавшего целую эпоху в развитии физиологической науки. Гроб с телом ученого был выставлен в большом зале Дворца Урицкого. Проститься с прославленным сыном России пришли не только ленинградцы, но и многочисленные посланцы других городов страны. В почетном карауле у гроба Павлова стояли его осиротевшие ученики и последователи. В сопровождении тысяч человек гроб с телом Павлова на орудийном лафете был доставлен на Волковское кладбище, И. П. Павлова похоронили недалеко от могилы выдающегося русского ученого Д. И. Менделеева. Наша партия, советское правительство и народ сделали все, чтобы дела и имя Ивана Петровича Павлова жили века.

Основные творческие достижения

1. Обширные и уникальные экспериментальные данные И.П. Павлов представил в книге "Лекции о работе главных пищеварительных желез", опубликованной в 1897 году на русском, в 1898 - на немецком, в 1901 - на французском, в 1902 - на английском языках. В 1904 году И.П. Павлову присуждается Нобелевская премия за выдающиеся достижения в области изучения физиологии пищеварения. В 1907 году И.П. Павлов был избран академиком российской академии наук и стал заведовать физиологической лабораторией при академии.

2. Получившие высшее международное признание работы И.П. Павлова по физиологии пищеварения, послужили также толчком для развития нового направления в физиологии - физиологии высшей нервной деятельности. Этому направлению исследований И.П. Павлов посвятил 35 лет своей деятельности, создав метод условных рефлексов, с помощью которого изучение психических процессов у животных привело к созданию учения о высшей нервной деятельности и механизмов мозга, обеспечивающих высшие проявления психической деятельности животных. Для проведения экспериментов по выработке условных рефлексов в 1913 г. было построено специальное здание с двумя башнями, названными "Башнями молчания", в которых первоначально были оборудованы 3 экспериментальные камеры, а в 1917 году вступили в строй еще пять. В 1923 году вышло в свет первое издание труда И.П. Павлова "Двадцатилетний опыт объективного изучения высшей нервной деятельности (поведения) животных".

3. Павлов разработал также учение о типах высшей нервной деятельности, о "динамическом стереотипе" как устойчивом комплексе реакций на раздражители и др.

4. В 1918 году И.П. Павлов приступил к исследованиям в психиатрической больнице, а в 1931 году по его инициативе при отделе была создана клиническая база. С ноября 1931 года И.П. Павлов проводил в нервной и психиатрической клиниках научные заседания - "клинические среды"- по аналогии с научными заседаниями в отделе, которые традиционно проводились и проводятся в настоящее время по средам.

Rambler's Top100 Психология 100